Наследие


 

С древнейших времен охота с ловчими птицами входила в систему традиционной культуры узбекского народа. Соколиная охота в Узбекистане имеет древнюю историю и богатые традиции, о чем свидетельствуют многочисленные исторические источники.


 

Талантливый полководец Амир Темур всячески поощрял охоту с ловчими птицами своих военачальников, а в редкие дни отдыха сам принимал участие в ловчей охоте, имея своего отлично обученного беркута. Забавы и отдых эмиров в пору соколиной охоты прекрасно показаны в художественных миниатюрах к поэмам Алишера Навоий "Смятение Праведных", "Фархад и Ширин", "Лейли и Меджнун", "Семь Планет". "Стена Искандара" и "Язык птиц". Лист 12, хранящийся в Бодлеянской библиотеке Оксфордского университета, иллюстрирует сцену "В ожидании гостей": придворные с ловчим соколом, одетым в специальную птичью амуницию из золота и нежнейшей кожаной сбруи. Мы видим золотой шлем с бриллиантом, шапочку, украшенную "султанчиком" из перьев совы, серебрянный колокольчик, специальную перчатку для охотника с ловчей птицей. Особняком среди них стоит миниатюра, хранящаяся в Фрировской художественной галерее Вашингтона. По мнению известного ученого-востоковеда, ныне покойной Г.А.Пугаченковой, на этой миниатюре мы видим прижизненное изображение Мирзо Улугбека. На ней великий астроном запечатлен во время соколиной охоты. На миниатюре, которая была создана в 1441-1442 годах, Мирзо Улугбек изображен в центре композиции восседающим в роскошном царском шатре, а над ним начертано: «Пусть будет вечной правление (власть) великого султана Улугбека Гурагана». Мирзо Улугбек был любителем соколиной охоты. Для участвовавших в охоте вельмож изготовлялись не только специальное снаряжение, но и охотничьи барабаны. С их помощью вспугивались птицы, на которых тут же спускались соколы, ястребы или другие ловчие птицы.

Али Кушчи — ученый-астроном и математик, названный Птолемеем Востока и сыгравший большую роль в научной жизни Самарканда и даже в личной жизни Улугбека — свое прозвище — Кушчи («сокольничий») — получил в юности: как любимец Улугбека он удостаивался чести на охоте держать царского сокола и впоследствии ведал ханской охотой. Улугбек покровительствовал Кушчи, называл его своим сыном и полностью доверял ему.

Али-Кушчи

Каразин Н.Н. Соколиная охота

Неоднократно тема соколиной охоты фигурирует и в бессмертном творении Бабура «Бабур-наме». Так, он пишет:

  • о Султан Ахмед Мирзе: «Он был любителем соколиной охоты и запускал много птиц; запускал он их хорошо. После Мирзы Улугбека не было второго такого государя-сокольничьего»;

  • о Дервиш Мухаммед Тархане: «…отлично знал повадки охотничьих птиц и прекрасно запускал соколов»;
  • о Баки Тархане: «…имел великую склонность к соколиной охоте, говорят, у него было семьсот ловчих птиц»;
  • о Хаджаги Мулла Садре: «Воспитывать ловчих птиц и вызывать дождь он также умел»;
  • о Мухаммед Бурундуке: «…был человек очень знающий и великий начальник. Он очень любил соколов, так что, если какой-нибудь сокол подыхал или пропадал, Мухаммед Бурундук Барлас поминал имена своих сыновей и говорил: “Отчего такой-то не умер или отчего такой-то не сломал себе шею раньше, чем околел этот или пропал тот сокол».
 

Почти в каждом жизнеописании, сделанным Бабуром, так или иначе, присутствует упоминание соколиной охоты, и отношение описываемого человека к ловчим птицам, что говорит о том, что соколиная охота являлась неотъемлемой частью повседневной жизни царственных особ во времена Бабуридов.

Кроме того, Бабур пишет и о себе:

  • «В тот же день у меня [пропал] хороший сокол, которого воспитывал Шейхим Мир-и шикар. Он прекрасно ловил журавлей и аистов и два-три раза слинял. Этот сокол так ловко ловил птиц, что даже такого равнодушного [к соколиной охоте] человека как я, превратил в сокольничего»;
  • «Действительно, мало найдется мест, где так приятно гулять весной, пускать соколов и ловить птиц…»;
  • «Пока мы были на этой зимовке, я каждые два-три дня выезжал на охоту…мы охотились на бугу-маралов или…устраивали облавы и пускали соколов на фазанов. Фазанов там бесконечно много…»

Последнее высказывание указывает и на утилитарную значимость соколиной охоты, которая порой служила основой пропитания для воинов во время долговременных военных походов и зимовок.

Однако ловчие птицы являлись в древности не только охотниками и спутниками вельмож, но и использовались в сфере государственной дипломатии как ценный дар и знак расположения.

Так, Бабур пишет:

  • «В пятницу Мухаммед Али Хайдар рикабдар поймал белого сокола и преподнес его мне»;
  • «Мы послали Султан Ибрахиму сокола и попросили для себя же земли, которые издревле принадлежали тюрку».

Еще одно заслуживающее внимание замечание о традициях соколиной охоты в Узбекистане содержится в описании путешествия известного французского географа Габриэля Бонвало в начале позапрошлого века:

«Утопающий в зелени, как и многие другие города Центральной Азии, Шерабад состоял из крепости, в которой обитал бек, рынка и пригорода. Рынок был расположен возле крепости, чтобы обеспечить охрану торговцам. Жилище, которое путешественникам определил бек, не отличалось большими удобствами, но в комнате было прохладно и тихо, и они с удовольствием расположились на отдых. Сын бека устроил в честь Бонвало и Капю необычное развлечение — соколиную охоту. Она состоялась в окрестностях города на прудах, населенных водоплавающей птицей. Ранним утром путешественники верхом выехали в сопровождении сокольничего, к седлу лошади которого был приторочен маленький охотничий барабан, а на руке, одетой в перчатку, сидел сокол, голову которого закрывал кожаный колпачок. Сокольничий сначала вспугивал птиц звуками барабана, а затем, резко сорвав колпачок, подбрасывал сокола в воздух. Из-за обилия птиц сокол без труда находил и убивал жертву ударом мощного клюва. Хозяин возвращал его на место, и все происходило сначала. Это было живописное зрелище, какого французы никогда не видели».

Богаты и традиции центрально-азиатской охоты с ловчими птицами. С ястребами-тетеревятниками здесь добывали фазанов, зайцев, водоплавающую дичь (утки, чирки, шилохвостки, лысухи). Ястреба-перепелятники охотились на зайцев, бурундуков, кекликов. Добычей рыжеголовых соколов-шахинов служили дикие скалистые голуби, кеклики, а если очень повезет, то улары — горные индейки.

Таким образом, суммируя приведенные выше факты, можно смело говорить о древних и самобытных традициях соколиной охоты, существовавших на территории современного Узбекистана с древнейших времен, и которые мы твердо намерены возрождать в новом природоохранном ключе.

1. Бабур. Бабур-наме. Под общ.ред. Азимджановой С.А.Ташкент: Институт востоковедения АН РУз.1993. 2) Мукминова Р.Г. Ремесленное производство в Самарканде времен Улугбека. Сборник статей «Общественные науки в Узбекистане», №7. 1994.
Использовались материалы: 1) Мирзаев Р. «Неизвестная Азия»Габриэля Бонвало. 2) Симаков Г.Н. «Соколиная охота и культ хищных птиц у народов Средней Азии и Казахстана (ритуальный и практический аспекты)». 1998.

 

Фото

Али-Кушчи
Каразин Н.Н. Соколиная охота
«Алпомыш»
Мирзо Улугбек с семьей и свитой на соколиной охоте
Миниатюра Садриддина Поччаева «На соколиной охоте», 1920 год
  • Логин:

    Пароль: